Главный врач национальной сборной России Эдуард Безуглов после очередной тренировки в Сочи ответил на оперативные вопросы журналистов, работающих на сборе команды..

 — Как прокомментируете характер мышечной травмы Магомеда Оздоева?

— Магомед приехал в сборную с небольшими проблемами. После осмотра мы приняли решение провести дополнительное обследование. Выявили небольшое мышечное повреждение, приняли решение оставить его в расположении сборной, чтобы он проходил курс реабилитационного лечения. Но мы настроены позитивно, сам Магомед настроен тоже позитивно, считаем, что ближайшие дни он проведет по индивидуальному графику. Но участие в ближайших матчах, наиболее важных на этом сборе, должно состояться.

— То есть будет готовиться уже к Словении?

— При мышечных повреждениях очень тяжело предугадывать. Мы настроены позитивно.

— Можете пояснить ситуацию по Роману Зобнину?

— Изначально оставили Романа в Москве, созвонились сразу после матча с врачами «Спартака». Было понятно, что травма мышечная, решили оставить игрока в Москве на МРТ, потому что при выполнении мышечных исследований важны нюансы. Когда видели данные по исследованию, они, к сожалению, не оставили никакого сомнения, что характер травмы не позволит Роману нам помочь на этом сборе. Поэтому выдергивать его из Москвы в Сочи только ради того, чтобы убедиться в увиденном на МРТ — смысла не было.

 — Мог ли Далер Кузяев получить серьезную травму после контакта с ногой Ильзата Ахметова?

— Любой контакт в футболе может закончиться травмой — как серьезной, так и не серьезной. Самая частая травма — это мышца бедра, которая случается вообще бесконтактно. Так что Далер как мог получить травму, так и мог не получить. На следующий день, когда он приехал в сборную, — вообще вопросов не было, тренировался без ограничений.

— По вашей практике — как часто такие стыки заканчиваются серьезной травмой?

— В течение года команда из 20 человек вправе ожидать до 50 травм, это статистика УЕФА. Из них 10-15 травм — достаточно серьезных. Статистики конкретно по контактным травам нет, потому что контакт имеет место быть каждую игру. По бесконтактным травмам статистика есть: например, травма передней крестообразной связки случается один раз в два года. Перелом пятой плюсневой кости — один раз в три года.

— Когда увидели стык Кузяева и Ахметова, о чем подумали?

— Видел повтор, он выглядел достаточно травматично. Но бывает такое, что в динамике контакт выглядит жутко, но после того, как Далер остался на поле, а мы после игры связались с врачами «Зенита» мы поняли, что нужно было просто дождаться окончания матча, чтобы осознать, что все обошлось.

— У Сослана Джанаева микронадрыв приводящей мышцы, как ему себя вести, чтобы эта проблема не стала хронической?

— Самые частые травмы — мышечные, рецидивируют они в 16-24% случаев. То есть каждая пятая травма рецидивирует. Протокол лечения для таких случаев есть, в «Сочи» квалифицированные врачи, сам Сослан — опытный парень. Думаю, 10-12 дней — и мы ожидаем, что Сослан восстановится.

— На прошлом сборе из-за ложноположительных тестов не смогли сыграть рад игроков. Как сейчас проходят тестирования игроки?

— В воскресенье у нас будет новый тест — его пройдет вся сборная по линии УЕФА, в аккредитованной лаборатории. Надеемся, все будет хорошо, у нас ряд ребят, тренеров и врачей вакцинированы, у всех хороший титр антител после вакцинации. Ряд футболистов переболело, они тоже имеют высокий титр антител. Здесь не видим больших проблем. Правила УЕФА с декабря не поменялись, именно поэтому даже вакцинированные ребята и тренеры не освобождаются от ПЦР-тестирования. Но застрахованных от ложноположительных тестов нет. Бывает, что именно на перепроверке тесты уходят в «отрицательные». Например, в прошлый раз Заболотный, который уже болел, и Лесовой с Ерохиным приехали к нам уже в СербиТурцию, а матч в Молдавии пропустили.

— Какой процент игроков в России имеют антитела?

— В ведущих российских командах — до 60-70% футболистов переболели и имеют высокий титр антител. Те ребята, которые болели летом и осенью — у них уже снизился титр антител и практически не отличается о того, что было до болезни. Здесь вопрос о вакцинации стоит достаточно остро — для этой группы ребят. А так — в среднем это 60-70% [футболистов с высоким титром антител в командах РПЛ], в некоторых коллективах побольше — до 80%, в некоторых меньше — 30-40%.

Источник